Back

Мишка исправляется



Рис. Е. ЯблонскойЕсть у нас в классе ученик Мишка Ложкин — ужасный лентяй. Правил по грамматике он не учит и постоянно получает по диктанту двойки. Задач не решает, и по арифметике умудрился схватить даже единицу.
Стали мы думать, что нам с ним делать, как заставить его учиться, и решили уговорить Витю Пахомова вместе с Мишкой готовить уроки. У Вити полный дневник пятёрок, он может самую трудную задачу решить и, конечно, подтянет лодыря Мишку. Витя согласился.
Но случилось совсем не так, как мы думали. Прошла уже целая неделя, а Мишка ещё и не начал исправляться и по-прежнему получает двойки. Но самое удивительное, что Витя вдруг стал хуже учиться и вместо пятёрок получает четвёрки. В субботу на большой перемене Витя вдруг заявляет:
— Ну, товарищи, дудки!
— Что за дудки? Какие дудки? — спрашивает его наша староста, Саша Соколова.
— А такие, что я Мишку больше нянчить не буду! — отвечает Витя.
Тут Саша, конечно, возмутилась и говорит:
— Как это ты не будешь, если мы его к тебе прикрепили! Посмей только отказаться. Через месяц тебя будут принимать в пионеры, а какой же ты пионер, если не можешь помочь товарищу.
— А вот не буду и всё, — отвечает Витя. — Этого лентяя Мишки никогда нету дома. То он гуляет, то в кино ушёл, то на именины отправился. Я его жду, жду, а потом мне и самому некогда готовить уроки. Не буду и  всё!
— Ладно, — сказала Саша. — Мы тебе это ещё припомним.
Стали мы снова думать, кому же теперь заниматься с Мишкой, и решили, что лучше Саши Соколовой никого не придумать. Она и учится хорошо, и характер у неё твёрдый, и живёт она с Мишкой в одном доме и даже на одной лестнице.
Саша согласилась, только поставила условие: пусть не она ходит к Мишке, а Мишка к ней. Мишка спорить не стал.
Прошла ещё одна неделя. В среду Мишка получил за домашнее упражнение тройку с плюсом, а в четверг за примеры и задачи — четвёрку. Только вот по контрольной опять у него двойка! Но одна двойка — это всё-таки не так уже страшно. Теперь каждому видно, что Мишка с помощью Саши Соколовой начал исправляться.
И вдруг в пятницу Саша говорит:
— Я больше не могу...
— Чего ты не можешь? — спрашиваем мы.
— Не могу заниматься с Мишкой. Ничего у меня не получается! — отвечает Саша.
— Как же не получается? — удивляемся мы. — Ведь Мишка даже четвёрку уже получил.
— Никакая это не четвёрка, а самый настоящий обман, — говорит Саша, и у неё на глазах вдруг появляются слёзы.
Третий год учимся мы с Сашей Соколовой и ни разу не видели, как она плачет. Мальчишки и то иногда ревут, а Саша — никогда! В этот раз она тоже быстро вытерла слёзы и говорит:
— Я этому лодырю объясняю, объясняю, а он не слушает. И так всё время... А когда становится уже совсем поздно и объяснять уже некогда, тогда я... тогда он... всё списывает с моих тетрадок, а сам ничего не делает...
Тут Саша всхлипнула ещё раз и замолчала, а Валя, её подруга, говорит:
— Неужели вам Сашу не жалко? Смотрите, она за эту неделю даже похудела. Пусть теперь кто-нибудь другой худеет от лодыря Мишки!
И вот мы опять, уже в третий раз, обсуждаем, кому же худеть... то есть нет... кому прикрепиться к Мишке. И оказывается, что хотя учеников у нас в классе много, а заниматься-то с Мишкой некому.
Хорошо учится Ваня Василенко, но у Вани мама часто работает в вечернюю смену, и ему надо присмотреть за маленькой сестрёнкой, покормить её и уложить спать. Валя и Нина тоже отличные ученицы, но они занимаются ещё и в музыкальной школе, и возиться с Мишкой им некогда. Петя от Мишки далеко живёт, а Олечка... Ну, Олечка такая маленькая и тихонькая, что с упрямым лодырем Мишкой ей ни за что не справиться.
Другие ребята тоже или очень заняты, или сами не так уж отлично учатся, чтобы могли кому-нибудь помогать.
В этот раз мы так ничего и не придумали. И Мишка ушёл домой, ни к кому не прикреплённый и очень довольный, потому что теперь он может уже совсем ничего не учить.
Не знаю, что бы мы стали делать дальше, если бы в наш класс не пришёл новый ученик Андрей Иваненко. Его папе дали новую квартиру рядом с нашей школой, и потому он к нам поступил среди года.
Андрей нам показался очень умным. В первый же день Людмила Николаевна вызвала его к доске, и он так хорошо ответил по грамматике, что даже учительница его похвалила. Тут мы и решили: прикрепим его к Мишке. Он человек новый, вредного Мишкиного характера не знает и, наверно, с радостью согласится.
Но тут оказалось, что Андрей совсем не такой уж умный. Он так и не понял, чего мы от него хотим, и спросил:
— А зачем вы меня к Мишке прикрепляете?
Саша Соколова ему объясняет:
— Чтобы ты помогал ему учиться.
— А он разве маленький?
— Никакой он не маленький. Такой же, как и ты, а может, даже ещё побольше...
— Так, может, он больной? — опять спрашивает Андрей.
— Да нет! Он очень здоровый и толстый, но уроков не учит, и надо с ним заниматься, надо ему объяснять...
— Так Людмила Николаевна объясняет. Пусть он и слушает на уроке, а зачем же ему дома объяснять второй раз?..
Тут Саша наконец не вытерпела и закричала:
— Какой ж ты, Андрей, бестолковый! Ну, ленится Мишка! Понимаешь, ленится! Не хочет учиться. И надо его уговаривать, смотреть за ним, чтобы он занимался.
И вдруг наш новичок Андрей как расхохочется и говорит сквозь смех:
— А если он в школу ходить не захочет, так вы будете его носить на руках? Да?
Сунул в портфель свои книжки и убежал вместе с Витей и Ваней.
Больше мы его не просили, и Мишка наш так и остался жить ни к кому не прикреплённый.
Скоро он опять получил двойку, и Людмила Николаевна попросила прийти в школу его папу. Папа пришёл, и, должно быть, Мишке крепко досталось дома, потому что на другой день он явился в класс и заорал:
— Почему вы никого ко мне не прикрепляете? Наверно, хотите, чтобы я на второй год остался?
Саша Соколова говорит:
— Очень хотим! Если ты останешься на второй год в третьем классе, так у нас в четвёртом не будет лодырей.
И остался Мишка без няньки. И стал себе потихоньку заниматься. Может, увидел, что не на кого надеяться, и испугался, что останется на второй год, но он стал учиться. Сначала с трудом вытягивал на тройки, ведь уроки у него были здорово запущены, а потом и четвёрки появились.
И теперь, если он не сразу поймёт какое-нибудь трудное правило или не сможет сам решить задачу, мы ему помогаем.
Ведь если человек хочет учиться, помочь ему надо.


Карасева В. Мишка исправляется // Карасева, В. Огонек. - К., 1963. – С. 48-52.